?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


УвеличитьНаталия Валентиновна Урина - старший научный сотрудник МГУ имени Ломоносова, кандидат филологических наук, Заслуженный научный сотрудник Московского университета. Область ее научных интересов: исследование журналистики Италии, изучение роли СМИ и особенностей итальянской публицистики. Н.В.Урина - автор более ста научных публикаций. В издательстве ИКАР вышла монография Н.В.Уриной «Журналистика и политика. Итальянский опыт взаимодействия».

- Наталия Валентиновна,  почему вы выбрали для изучения именно итальянскую прессу? Чем она интересна для вас?
-  Интерес к Италии, как и к Франции, был, по-моему, всегда. Этому способствовали домашняя обстановка и хорошо подобранная библиотека, музыка и театр, музеи и, конечно, общение с творческими людьми. Все это предполагало знание языков, коими пришлось овладевать, а затем с их помощью читать книги и периодику. К последней я пристрастилась, работая в редакции «толстого» журнала, а потом, придя на факультет журналистики МГУ, на кафедру зарубежной журналистики и литературы с ее бессменным руководителем профессором Ясеном Николаевичем Засурским, стала заниматься ею профессионально. Конечно, научные подходы в изучении зарубежной журналистики формировались постепенно. Диссертацию я писала о католической печати Франции, а потом логично перешла к проблемам ватиканским и изучению итальянской журналистики. Из многих возможных аспектов ее рассмотрения я выбрала тот, который, на мой взгляд, является одним из наиболее значимых и для развития самой журналистики, и для общества. Это, естественно, процесс взаимодействия журналистики и политики, который в Италии обусловлен как историей, так и сегодняшней практикой. В историческом контексте печать Италии прошла через политический романтизм Рисорджименто и идеологическую пропаганду фашизма, через послевоенный плюрализм и несовершенную двухпартийность. Последние полтора десятилетия у всех на слуху имя Сильвио Берлускони, непосредственно вовлеченного как в медийную, так и в политическую сферу. Причем в Италии в отношениях между полититческой властью и журналистикой, впрочем, как и в других сферах, все замысловато выстроено и причудливо переплетено, а это дает богатую пищу для исследований.
 
- В вашей монографии отмечается, что современную итальянскую журналистику чаще всего определяют как асимметричную, политизированную и ангажированную. Похожа ли ситуация в итальянских СМИ на ситуацию в российской прессе?
- Всякое сравнение всегда «хромает», в том числе и сравнение журналистского опыта различных стран и его особенностей. Применительно к итальянской журналистике понятия «асимметричная», «политизированная» и «ангажированная» имеют свое значение, которое вряд ли можно целиком отнести, например, к российской. Слишком много отличий имеют и структура системы СМИ, и политическая реальность. Однако можно говорить о том, что в России, как и в Италии, СМИ играют немалую роль в политической жизни и зачастую оказываются не только средством информации, но и политического давления в интересах тех или других сил.
- Вопрос о свободе (слова, мысли, совести и т.д.), как вы отмечаете в монографии, один из основных во взаимоотношениях журналистики и власти. Чему может научить российских журналистов ситуация со свободой слова в Италии и других странах Запада? Не злоупотребляют ли российские СМИ этой свободой?
- Действительно, вопрос о свободах в самом широком смысле слова остается актуальным на протяжении веков, и их провозглашение не всегда означает их осуществление. Относится это и к сфере СМИ. В Италии, например, радиотелевизионная корпорация РАИ, общественная де-юре, де-факто находится под контролем исполнительной власти, смена которой неизбежно влечет за собой кадровую перестановку на телеканалах. Различные примеры того, как регулирование СМИ превращается в формы контроля над ними, можно найти не только в Италии, но и в других западных странах. Конечно, необходимо знать зарубежный опыт как с точки зрения положительной, так и отрицательной. Однако, как известно, на чужих ошибках не учатся, а потому наша журналистика имеет свое измерение в пространстве свободы. Что касается злоупотреблений ею, то я назвала бы это скорее искренним или намеренным непониманием того, что есть свобода. Свобода – это прежде всего ответственность и уважение права другого человека на свободу. Наша пресса, преимущественно «желтая», к сожалению, демонстрирует полную безответственность в обращении со свободой, нарушая все правила приличия и журналистского такта. Но это вопрос не столько законодательный, сколько морально-этический, нуждающийся в самом пристальном внимании.
- В своих работах вы отмечаете, что в последнее время наметился отход итальянской    аудитории от позиций католицизма, и взаимоотношения государства и церкви используются в борьбе политических партий и соответствующим образом освещаются в прессе. В России же, по-видимому, идет обратный процесс – внедрение православия на всех уровнях. Как вы считаете, есть ли от этого польза обществу и как должна к этому относиться пресса?
- Хотела бы уточнить, что речь идет не столько о вере и религии, хотя процесс секуляризации общества тоже присутствует, сколько о церкви как общественном институте и ее деятельности в светском государстве. Ситуация в Италии в этом отношении особая. Несмотря на то, что именно в Риме находится центр католицизма и что подавляющее большинство населения католики, на политической арене Италии не осталось крупной партии христианско-демократического толка, каковой на протяжении полувека была ХДП. И хотя у нее были непростые отношения с церковной иерархией, тем не менее церковь имела через нее канал влияния на общественную жизнь страны. Сейчас, когда идет борьба между правоцентристской и левоцентристской коалициями, церковь пытается напрямую, в том числе через свои СМИ, обращаться к верующим, призывая их поддерживать те политические силы, которые провозглашают христианские ценности в своих программах. Это вызывает протест со стороны тех, кто считает подобные обращения иерархов вмешательством в дела светского государства. Однако полемика эта не всегда носит благочинный характер. В России ситуация иная, поскольку православная церковь возвращает свои позиции в духовной сфере, утраченные за годы коммунистического режима. И ее усилия, в основном, направлены на проповедь христианских ценностей и нравственных устоев, в чем наше общество очень нуждается. Эта миссия, я думаю, весьма своевременна.
- В советские времена курс зарубежной журналистики в основном сводился к критике западных СМИ. Сейчас ситуация изменилась, наше телевидение взяло на вооружение американскую модель развития, многие печатные СМИ практически стали калькой западных изданий… Не мешает ли это развитию отечественной журналистики?
- Критика теории и практики западных СМИ в советские времена, как оказалось теперь, была не столь надуманной. Сейчас наша журналистика на собственном опыте знает, что такое рынок и какова роль рекламы, как можно выживать за счет деятельности папарацци и грязных историй… Конечно, это никак не может способствовать прогрессивному развитию журналистики. Кроме того, обращает на себя внимание и процесс глобальной стандартизации телевидения, особенно в развлекательных программах, который катастрофически снижает качественный уровень каналов
- Что вы сами любите читать? Смотрите ли телевизор? Есть ли у вас любимые издания и телепрограммы?
- Ответить на этот вопрос очень сложно, поскольку чтение для меня не занятие, а по большому счету образ жизни. Читаю, сколько помню себя. Библиотека у меня большая, в ней есть все, что я люблю. Со мной всегда рядом, что называется на расстоянии вытянутой руки, – Данте и Тютчев. По поводу книжного будущего идут дискуссии, но я солидарна с Умберто Эко, диалог которого с Жан-Клодом Карьером получил название «Не надейтесь избавиться от книг». Телевизор, естественно, смотрю: регулярно - информационные программы, часто – передачи канала «Культура» (преимущественно симфонические концерты и оперные спектакли), всегда – футбол (трансляции матчей и аналитику), поскольку, занимаясь Италией, нельзя не быть «тифозо». Ну, и конечно, Интернет, который дает возможность, что называется в режиме реального времени, читать всю нужную мне итальянскую и французскую периодику, книги, в том числе раритетные, в факсимильном виде, а также документы, современные и давно минувших дней. Я получаю большое количество ежедневных рассылок прессы, агентств, научных и культурных центров и т.д. Иногда, насколько позволяет время, окунаюсь в блогосферу и брожу по социальным сетям. В кино больше всего люблю фильмы Федерико Феллини, а диск с его «Амаркордом» всегда беру с собой в поездки. Любимое издание, как нетрудно догадаться, «Книжное обозрение», которое выписываю со дня его выхода. Но все-таки музыку ставлю выше всех искусств, она для меня всегда загадка, непостижимая как Вселенная.
- За что вы любите Италию? Считаете ли вы, что каждый цивилизованный человек должен побывать в этой стране?
- Любовь, по-моему, нельзя препарировать. Люблю Италию за то, что в ней есть, и за то, чего в ней нет. Каждый окрашивает предмет любви в свои тона. Поэтому есть, например, Рим Гоголя, Венеция Бродского и Флоренция Рильке… Это я говорю к тому, что узнать эти итальянские миры можно, не выезжая из дома. Я вообще не склонна к императивам, а потому не считаю, что каждый цивилизованный человек должен посетить Италию. Прекрасно, если это возможно, но литература и живопись, музыка и кино могут дать не меньше, чем поверхностное ознакомление с достопримечательностями городов в толпе туристов. Нельзя забывать и о новых технологиях: виртуальные путешествия по римским музеям или флорентийским галереям дают ни с чем не сравнимые возможности для ознакомления с произведениями искусства.
- Наталия Валентиновна, вы работаете со студентами. Изменились ли цели и интересы молодежи за последние годы? Изменился ли культурный уровень молодых людей? Зачем они идут в журналистику?
- Прежде всего, изменилось время и изменилась Россия. Молодое поколение всегда отличается от старшего, это естественно. Другое дело, что перемены в обществе были столь существенными, что разрыв оказался более глубоким, чем было раньше. Как мне кажется, молодежь достаточно хорошо адаптирована к современным условиям. Студенты стали более прагматичными, нацеленными на получение нужных им знаний. Они стали более самостоятельными: например, сами находят программы по обмену с зарубежными странами, уезжают на стажировки, потом возвращаются и пишут интересные работы, совмещая знания, полученные в МГУ и западных университетах. Конечно, иногда осложняет жизнь скудное знание ими истории, полученное в школе, но интерес к специальным курсам, в частности, по Италии, у них остается. Самое главное, что молодые люди хотят стать журналистами, то есть социально активными, вовлеченными в общественную жизнь России. Наверное, кто-то из них мечтает о карьере телеведущих, кто-то хочет побывать в горячих точках, а кто-то, надеюсь, заняться потом исследованиями, в том числе и журналистики Италии.   
                                    Беседовала  Светлана Яницкая

Profile

vk_books
Издательство ВК

Latest Month

October 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com